(1881—1973)
Тот, кто не искал новые формы,
а находил их.
Новости
История жизни
Женщины Пикассо
Пикассо и Россия
Живопись и графика
Рисунки светом
Скульптура
Керамика
Стихотворения
Драматургия
Фильмы о Пикассо
Цитаты Пикассо
Мысли о Пикассо
Наследие Пикассо
Фотографии
Публикации
Статьи
Ссылки

«Три танцора» (Les Trois Danseuses) (1925)

Название, англ.: The Three Dancers.
Оригинальное название: Les Trois Danseuses.
Год окончания: 1925.
Размеры: 215,3 × 142,2 см.
Техника: Холст, масло.
Местонахождение: Лондон, Галерея Тейт

Картина «Три танцора» была написана в 1925 году, в переломный момент творческого становления Пикассо. Картина была создана после самого спокойного классического этапа, во время которого художник одновременно работал в двух совершенно разных стилях — в декоративной форме позднего синтетического кубизма, с одной стороны, и неоклассическом стиле, с другой стороны. Особое значение картины в том, что она знаменует собой распад сдержанной, классической фазы и начало нового периода эмоционального насилия и искажений, по своей манере коренным образом отличаясь от великих «неоклассических» работ. С этой картиной Пикассо начал совершенно новый этап своего творчества. Работа очень близка к сюрреализму, но в то же время художник всегда оставался верным себе и своей индивидуальности, и даже приблизившись к сюрреалистам, он следовал по своему собственному пути.

Название картины в различных источниках может несколько разниться: «Три танцора», «Три танцовщицы», «Танец». Наиболее распространенным является первый вариант. Большой формат полотна (215,3×142,2 см) был избран художником, чтобы подчеркнуть важность, которую представляет для него эта работа. Каждый из танцоров рассматривается в совершенно индивидуальной манере. Так танцор справа окрашен в стиле, связанном с синтетическим кубизмом. Манера, в которой выполнены остальные две фигуры, исходит из неоклассического стиля Пикассо и в частности от его сотрудничества с русским балетом. Здесь неожиданно танцовщики предстают в совсем новом виде, как изломанные схематичные угловатые фигуры. Вся композиция напоминает набор мозаики контрастных остроугольных плоскостей. Пикассо модифицирует и искажает танцоров настолько, что совсем не учитывает реальность, создавая новые неведомые анатомические фигуры, которые могут привидеться только в фантастическом сне. В бесконечном потоке превращений груди могут трансформироваться в глаза, профиль — сливаться с фронтальным изображением, тени — обретать телесность, и наоборот. Все превращается в зрительные каламбуры, обладающие совершенно неожиданными выразительными возможностями, юмористическими или гротескными, жуткими или трагическими.

Центральная фигура наименее искажена, ее тело просто плоский силуэт, который словно вырезан из металла. Она лишь немного искривлена в нескольких местах, чтобы создать эффект объема. Тело вытянуто, словно подвешено, руки подняты, изображая распятие и одновременно позу классического танца. Крайняя худоба и удлиненное тело, особенно это заметно в обработке ног, вместе с невыразительностью цвета, который меняется от бледного розового до розовато-серого, помогают передать ощущение крайней ослабленности. Нагота фигуры придает ей некую иллюзорность и уязвимость. Движения рук словно умоляют о помощи или передают безудержные мучения, о которых нет возможности поведать. Стиль, в котором выполнена фигура справа, сильно отличается от остальных, он ближе по своим внешним признакам к синтетическому кубизму. Это особенно очевидно там, где тело разделяется на четкие, контрастные зоны белого, шоколадно-коричневого и черного цветов. Белая область начинается сверху на поднятой руке и следует вниз по телу, как широкая тканевая лента, искривляясь в бедрах, проходит под поднятой ногой и заканчивается на опорной ноге. Коричневая секция увенчана крошечной, подобной шлему и почти безликой головой, которая полностью окружена и поглощена в иной, гораздо большей, черной голове совершенно другого характера. Этот черный профиль заполняет пространство посреди поднятых рук танцоров. Отношение между этими головами неоднозначное, нет уверенности в том, находятся они на одной плоскости или же черная голова располагается позади первой в качестве отдельного персонажа. Тоже самое касается и черной области, протянувшейся справа от танцора, а также темного пятна рядом с поднятой ногой. Существуют некоторые сомнения касающиеся облачения фигуры, но в любом случае, создается впечатление, что в ней преобладает мужское начало. Эта угловатая двухголовая фигура запечатлена в танце волнующих живых движений и наполнена духом тайны и отчуждения. Танцор слева, безо всяких сомнений, — один из самых необычных и странных персонажей, когда либо созданных Пикассо. Это женщина, притом нагая, не считая юбки или повязки вокруг талии. Приняв безобразную позу кубического аттитюда, она отбрасывает тело назад. Одна грудь показана фронтально, окружена черными изгибами, которые делают ее похожей на глазницу, а вторая видна уже в профиле и находится в тени. Участок голубого неба, окруженный телом и правой рукой, перекликается с мотивом на груди, а виднеющиеся сквозь юбку перила подчеркивают таким образом женственность фигуры. Особенно примечательным кажется положение головы, она обращена к зрителю и подобна маске, с кричащими глазами, зияющим ртом и зубами, чем то напоминая человеческий череп. Но голова танцовщицы скрывает в себе и другой образ, который не так легко обнаружить сразу, а именно: подобный полумесяцу профиль лица слева. В то время как фронтальное изображение является диким и яростным, этот «скрытый образ» — нежный и мечтательный, выражающий совершенно другое настроение. Двойственность природы этой танцовщицы определена резкими противопоставлениями в её фигуре светлых и темных сторон, а также в фаллических заострениях контуров. Эти три персонажа исполняют свой причудливый танец на фоне распахнутого окна, открывающего вид на небо и мир, полный грез и мечтаний. Массивная черная ручка снаружи символизирует угрозу закрыть этот мир на кошмарный засов. Цветовая гамма неба очень разнообразна — осуществлены резкие переходы от светло-голубого к синему. Вертикальные и горизонтальные формы окна в структуре картины создают большой крест, при этом центральная фигура выглядит как на распятии. Черные перила на балконе ассоциируются с тюремной решеткой, а унылый повторяющийся силуэт стен словно подавляет танцоров.

Рентгеновское просвечивание картины показало, что она начиналась в более традиционном направлении, как довольно простое представление трех репетирующих танцоров. Все фигуры выглядели очень округлыми, головы были похожи на форму дыни, ноги и ступни более реалистичны. Затем картина перенесла ряд радикальных изменений. Окончательный вид полотна имеет культовое величие и странность, которые полностью чужды всем предыдущим визуализациям танца Пикассо. Стилизация живописи стала более деспотической, художник четко выложился в создании каждой фигуры, которые сильно отличается друг от друга. Из-за толстого слоя краски, картина покрыта большими трещинами, позволяющими увидеть цвета предыдущего слоя. Благодаря числу этих трещин можно различить, что коричневая голова была несколько больше, а синева неба первоначально продолжалась под черным профилем, и потом в ходе переработки картины этот профиль был написан по верху и тем самым сократил коричневую голову к ее нынешнему размеру. В целом эти трещины в сочетании с рентгенограммой могут помочь в более ясном понимании основного изображения.

«Три танцора» были начаты как довольно простая композиция. Но что так повлияло на Пикассо, почему он ее радикально изменил? Многие искусствоведы ломали голову над истинным значением картины, и только в 1965 году во время передачи ее в музей, Пикассо дал подсказку к этому произведению. До этого бытовало мнение, что диссонанс в отношениях с женой, экс балериной Ольгой Хохловой, был причиной изображения танцоров в виде конвульсивно дергающихся марионеток. Предполагалось, что фигура справа — образ Ольги, а тени фигур — как отголоски презрения художника к их супружеским отношениям. В действительности, скрытый смысл картины был иным и отличался от выводов исследователей. Пикассо обычно отказывался от разъяснения сюжета своих картин, полагаясь исключительно на зрительское сопереживание. И в отношении данной работы он также хранил молчание. И вот спустя 40 лет, в связи с продажей ее Лондонской галерее Тэйт-Британия, в 1965 году Пикассо нарушил обет молчания, поведав миру о трагической истории, в которую были вовлечены в начале века его близкие друзья Рамон Пичот и Карлос Касагемас. Пикассо сказал, что никогда не одобрял название, которое получила картина, и что для него она была в первую очередь связана с тем горьким сожалением, которое он испытал, услышав неприятную весть. Как оказалось, во время написания картины Пикассо узнал о смерти своего близкого друга Рамона Пичота. Это было большое потрясение для художника и оно напомнило ему об инциденте, произошедшем в далеком 1901 году — трагическом самоубийстве молодого каталонского живописца Карлоса Касагемаса. Выходит, что картина изображает двух близких утраченных друзей Пикассо. Центральным персонажем является Карлос Касагемас, как призрак из прошлого. Несмотря на свою карикатурную стилизацию, голова имеет определенное сходство с ним — темные круги вокруг глаз и слегка скошенный подбородок. Тень танцора справа — это затемненный профиль лица Пичота, как будто он снова стал молодым человеком. В то время как искусствоведы полагали, что это не профиль Пичота, поскольку у него всегда была борода. Объяснить это можно тем, что Пичот и Пикассо были близкими с самого детства, до того как у последнего выросла борода. А объединяющим звеном этих мужчин является никто иная как роковая женщина — Жермен Гаргалло. В далеком 1901 году Гаргалло была подругой Карлоса Касагемаса, он сильно любил ее, но был отвергнут, и убитый горем совершил самоубийство. Что касается Рамона Пичота, то вскоре после этого происшествия она вышла за него замуж. Поэтому кажется весьма вероятным, что третья фигура в «Трех танцорах» с ее агрессивной сексуальностью и двойной головой, в одном аспекте нежная, в другом демоническая, была связана с Жермен. Она поглощена окружающей смертью, запавшие глаза и затемненные черты лица символизируют смерть близких, которые погибают из-за нее. В конечном счете картина стала парадигмой отношений между мужчиной и женщиной, своего рода Танцем жизни, который также является Танцем смерти, где справа Пичот, слева Жермен и образ измученного Касагемаса между ними. Становится понятно, почему Пикассо так долго не решался раскрыть замысел картины: в нем было слишком много личного, сугубо интимного. Более того, художник в начале собирался назвать картину «Смерть Пичота», но потом передумал и оставил её без названия (нынешнее наименование было дано ее обладателями).

В течение сорока лет полотно «Три танцора» находилось у Пикассо, не смотря на многочисленные предложения о продаже. Но в 1965 году он продает картину музею и лишь тогда подписывает ее в нижнем левом углу. Сейчас произведение размещено в Лондонском художественном музее Тейт-Британия. Ориентировочная стоимость «Трех танцоров» — 75 млн. фунтов стерлингов.

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

 
© 2017 Пабло Пикассо.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
Яндекс.Метрика