(1881—1973)
Тот, кто не искал новые формы,
а находил их.
Новости
История жизни
Женщины Пикассо
Пикассо и Россия
Живопись и графика
Рисунки светом
Скульптура
Керамика
Стихотворения
Драматургия
Фильмы о Пикассо
Цитаты Пикассо
Мысли о Пикассо
Наследие Пикассо
Фотографии
Публикации
Статьи
Ссылки

На правах рекламы:

Но не нашел поиском, отчет о поездке из акабы в петру

Д. Шмаринов. «Коммунист, художник, борец»

Впервые советские зрители познакомились с работами выдающегося французского художника Андре Фужерона примерно двадцать лет тому назад, когда он прислал в дар советскому народу большое, глубоко драматическое полотно «Слава Андре Улье», посвященное памяти погибшего борца за мир, рабочего-коммуниста, убитого полицейскими за расклейку антивоенных плакатов.

«Новый ветер веет над землей прежде всего благодаря усилиям Советского Союза. Своей живописью я хотел бы внести свой вклад в пробуждающуюся надежду... Мне хотелось бы, чтобы зрители прониклись этим чувством перед моими картинами». Эти слова художника-коммуниста, большого друга Советской страны, сказанные более десяти лет тому назад, с особенной силой звучат в маши дни, когда благодаря новым беспримерным усилиям нашего народа и правительства крепнет надежда народов всех континентов на прочный мир и международное сотрудничество.

Сын потомственного рабочего-каменщика, внук шахтера, Андре Фужерон пришел в искусство от слесарного станка. И уже в 30-е годы на выставках в Парижском доме культуры рядом с полотнами широко известных прогрессивных художников — А. Марке, Ж. Люрса, Ф. Мазереля, М. Громэра — появились первые работы двадцатипятилетнего художника — вчерашнего слесаря с завода «Рено».

В них еще сильно чувствовалось влияние Пикассо и Матисса, однако при этом незаурядный талант молодого автора смело заявлял о себе.

Может быть, в иных условиях, в иное время становление этого нового таланта шло бы замедленнее, постепеннее. Но сама жизнь предопределила то, что самобытность художественной индивидуальности Андре Фужерона очень скоро зазвучала во весь голос. О Фужероне справедливо говорят, что его искусство трудно отделить от политической деятельности, от его демократических убеждений. И в этом причина того, что он очень скоро стал одним из известнейших живописцев Франции.

1939 год. Фашистские армии готовятся перейти французскую границу, правительство предателя Франции — Даладье запретило коммунистическую партию. И именно в этот трудный период жизни партии в ее ряды вступает мужественный патриот, художник-борец Андре Фужерон.

Вернувшись в Париж после капитуляции Франции, демобилизованный солдат Андре Фужерон становится активным участником движения Сопротивления. В его мастерской на улице Марсель Санба в годы оккупации работала подпольная типография Сопротивления. Когда возникла опасность провала типографии, Фужерон снимает ателье в другом районе Парижа, где типография возобновляет работу. И опять выходят в непокоренной столице Франции издания Национального фронта искусства.

В 1943 году борьба французских патриотов против оккупантов нарастала с каждым днем, и Национальный фронт искусств, генеральным секретарем которого стал тогда Андре Фужерон, также активизировал свою героическую антифашистскую работу. В целях конспирации Фужерону на какое-то время пришлось уехать из Парижа и обосноваться в пригороде Монруж под чужим именем.

Но даже в эти тяжкие, полные опасности и борьбы годы оккупации Андре Фужерон активно работал как художник.

Так, в 1944 году Фужерон совместно с несколькими другими мастерами принял участие в создании нелегального альбома литографий «Победить!», выпущенного Национальным фронтом искусств. Средства, вырученные от продажи альбома, были переданы бойцам партизанских отрядов. И если участие художника в движении Сопротивления было глубоко законспирированным, то его творчество именно в эти трудные для Франции годы становится особенно заметным.

Андре Фужерон в первые послевоенные годы — уже известный мастер, входящий в состав группы молодых живописцев, которые называли себя представителями французской национальной традиции. Эта группа не была однородной. Большая часть живописцев тяготела к формальному, абстрактному искусству. Но в работах Фужерона и близких ему тогда по духу Э. Пиньона и Л. Гишиа совмещалось увлечение средневековым романским искусством и творчеством Пикассо и Матисса.

Критика благожелательно оценивает новые полотна Фужерона, особенно те из них, где, по выражению критика из журнала «Мэгэзин оф Арт», живописец стремился «решать проблемы пространства, формы и света исключительно при помощи цвета, без обращения к традиционной перспективе, светотени и моделировке».

В 1946 году состоялась первая персональная выставка Фужерона в Париже, и в этом же году он был удостоен национального приза по живописи за картину «Полдник».

И именно в эти годы (1946—1948) — пору наибольшего успеха, широкого признания буржуазной критикой его формальных художественных достижений, Фужерон делает решительный шаг навстречу реальной действительности, навстречу своему зрителю — французскому народу.

«Мужчины и женщины, мои единомышленники, — писал он, — совсем не интересовались моей работой художника. Если они и радовались, узнав, что я получил национальный приз по живописи, то потому, что они знали меня как их товарища по борьбе». Художник пришел к трудному, но верному выводу, что дело его жизни — борьба коммуниста и его творчество не едины, идут скорее параллельно и, может быть, даже начинают расходиться. Выбор дальнейшего пути в творчестве был сделан Фужероном в условиях нового наступления реакции, удаления коммунистов из правительства Франции, в условиях «холодной войны».

Группа художников «национальной традиции» распалась, захваченная волной абстракционизма. Вышедший из ее состава Фужерон поставил своей задачей достижение правдивого изображения действительности. И очень скоро в его искусство органично, по-своему вошли достижения его великих предшественников, прекрасных художников Франции: правдивая простота Луи Ленена и Жана де Латура, возвышенный и суровый гражданственный пафос Давида, обличающая правда Домье... Не удивительно, что встревоженная буржуазная критика заговорила о «новом» Фужероне, мы скажем, о настоящем Фужероне. Одно за другим появляются полотна мастера, где в образах понятных и выразительных, простых и емких, запоминающихся и сложных предстает современная действительность. Бурная, яростная и горестная жизнь послевоенной Франции, события, волнующие народ, весь мир!

«Парижанки на рынке» — художник говорит о народной нужде. «Утро первого мая» — Фужерон воспевает праздник пролетариев всех стран. «Слава Андре Улье» — в этой уже названной мною в начале статьи картине художник выступает против произвола властей. Она впервые была показана в салоне 1949 года вместе с работами других художников — единомышленников Фужерона. За ними всеми тогда быстро и прочно утвердилось имя «неореалисты». Их признанным главой стал Андре Фужерон.

Буржуазная критика, еще недавно превозносившая художника, с возмущением пишет о его отступничестве, о том, что он предал чистое искусство ради политики, повернул вспять и т. д. и т. д.

Покуда критика оплакивала «потерю» Фужерона, сам художник в это время радовался как большой награде тому, что его пригласили к себе — погостить и поработать — шахтеры северного угольного бассейна департаментов Нор и Па-де-Кале. Там, поселившись в городе Лансе, живописец упорно работает полгода. Результатом плодотворного и вдохновенного труда явилось то, что в январе 1951 года мастер выставил цикл полотен «Страна шахт» — пейзажи, жанр, натюрморт. Выставка этих работ, в подзаголовке которой многозначительно сообщалось: «К становлению французского неореализма», — имела большой успех, и главное — общественный резонанс. Жак Дюкло именно тогда заметил у Фужерона «живую связь между художественным творчеством и реальностью социальных битв нашего времени». И эта связь с тех пор уже не порвется никогда, о чем бы ни говорил художник, в какой тональности ни звучал бы его голос патриота и борца.

Шахтерскую серию завершает большой холст «Национальная оборона», изображающий столкновение рабочих с отрядом полиции. Картина стала призывом к борьбе за социальную справедливость, утвердила веру в победу идей коммунизма. Этот боевой рефрен неизменно отныне снова и снова зазвучит в искусстве Фужерона. Ведь художник сам сколько раз будет шагать по Парижу в рядах демонстрантов плечом к плечу со своими братьями по классу. Это они — герои его искусства. Он жадно всматривается в их лица. Для него интересно все о жизни этих славных, мужественных и честных людей: труд, отдых, нелегкий быт, заботы, радости. Но, изображая тяжелую жизнь своих героев, Фужером никогда не впадает в жалостливое сострадание. Художник сам знает цену трудностям и умению противостоять им. И в образах живописи он славит мужество, силу, стойкость простых французов. И очень часто кто-нибудь из них заставляет художника откровенно залюбоваться человеком. Как, например, в картине «Спящий батрак». Темноволосый юноша уснул после изнурительного труда, не закончив свою незатейливую трапезу.

Художник построил композицию холста так, что мы смотрим на его героя сверху, как будто охраняем благодатный сон честно потрудившегося человека.

Среди многих выставок, участником которых был А. Фужерон, мне хотелось бы выделить ежегодно организуемые большой группой художников экспозиции под названием «Художники — свидетели своего времени». Я видел некоторые из этих выставок, их отличает от других художественных выставок тематическая направленность — каждая из них объединяется какой-то одной ведущей темой: «труд», «отдых» (воскресенье), «юность», «возрождение портрета»...

Эта группа объединяет в подавляющем большинстве художников фигуративного, то есть противоположного абстракционистскому, плана и включает в свои экспозиции работы прославленных мастеров Франции.

В первых числах апреля 1961 года во Францию вылетела делегация Союза художников СССР в составе С. Герасимова, А. Дейнеки, M. Манизера и автора этих строк для знакомства с изобразительным искусством Франции и для установления личных контактов с французскими коллегами. Через несколько дней после приезда в Париж вся наша делегация была радостно взволнована поразительным, мгновенно облетевшим весь мир известием о выходе на космическую орбиту первого космонавта планеты — Юрия Гагарина и его благополучном приземлении. Это событие, восторженно встреченное всем французским народом, эмоционально окрасило все наше пребывание во Франции.

В поездке по стране мы ознакомились с основными музеями Франции, с некоторыми частными коллекциями и галереями. Мы побывали в мастерских нескольких художников и на всех открытых в те дни в Париже художественных выставках. С большим интересом осмотрели мы очередную выставку «Художники — свидетели своего времени», посвященную теме «Богатства Франции», трактуемой очень широко: люди, природа, архитектура... На этой выставке мы встретились и познакомились с Андре Фужероном. Художник пригласил нас и ленинградского искусствоведа Н. Калитину, работавшую тогда в Париже, к себе в мастерскую. Впоследствии она стала автором первой изданной у нас в стране монографии о Фужероне. Некоторые высказывания самого художника, отрывки из его писем, вошедшие в эту книгу, я и привожу здесь.

Фужерон живет на окраине Парижа, в пригороде Монруж, в небольшом доме новой постройки. На крошечном лифте поочередно мы поднимаемся наверх, где нас приветливо встречают Фужерон с женой и друг хозяина — известный художник Жан Мило.

Рядом с комнатой, где мы беседуем, мастерская с громадным окном, у стен множество холстов, на стеллажах размещаются меньшие по размеру живописные работы и графика.

Небольшого роста, просто одетый, подвижной, деловитый, приверженный к строгому распорядку, Фужерон производит впечатление человека точных знаний. В его мастерской царит порядок. Когда художник прекращает работу, ателье принимает вид обыкновенной прибранной комнаты. Так поступает и рабочий, уходя от станка. Он убирает свое рабочее место — это привычка и закон.

На мольберте мастера стоит пейзаж — парижская улица в вечерних огнях, подготовленный для выставки произведений двадцати художников, избравших себе темы из жизни двадцати секций Парижа. Фужерон снимает картину и ставит на мольберт следующее полотно, одно за другим.

Все работы Фужерона посвящены жизни человека из народа, труду шахтеров, крестьян, виноградарей. Охотно и часто обращается художник к темам семьи, материнства. Много работ посвящено детям.

Мы увидели тогда композиционные полотна «Французская семья возвращается домой с праздника газеты «Юманите»; «Виноградари» — мужчина и женщина за работой; композиционный портрет престарелой рабочей супружеской пары и большой цикл работ на тему семьи и материнства, наполненный светлым лирическим чувством художника. В «Огоньке» воспроизводится одна из работ этого цикла. Резким контрастом к произведениям о мирной жизни явились три следующие показанные Фужероном картины, повествующие о борьбе алжирского народа за свое освобождение от колониального ига. Одну из картин, самую раннюю (1953 год), запечатлевшую североафриканских рабочих, ночующих у ворот большого города, накрывшись листом рифленого железа, мы видели на художественной выставке в Москве. Два других полотна, «Конкретная живопись № 1» и «Конкретная живопись № 2», изображают оборванных алжирских детей среди развалин и трупы расстрелянных алжирцев — женщин, детей и стариков, фоном для которых служат ноги и ружейные приклады их палачей — солдат колониальной армии. Эти гневные, трагические полотна подверглись ожесточенной травле в печати, и для защиты их на выставке пришлось принимать специальные меры.

За композиционными работами и портретами последовали многочисленные пейзажи любимой художником Турени, берега Луары. На многих холстах увидели мы комбайны и тракторы за работой в поле, небо, перечеркнутое могучими мачтами и проводами высокого напряжения, мосты, подъемные краны и землечерпалки — пейзажи, активно запечатлевшие черты современной жизни, начисто лишенные созерцательной расслабленности. Потом художник показывал нам графику — рисунки, акварели, литографии, полные непосредственного увлечения, живого чувства и острой экспрессии. Вот их сюжеты: старуха доит козу, сценка в Лувре, наводнение в деревне, зрители у витрины магазина, торгующего телевизорами, пастух с овцами, моряки на набережной, птичница в окружении кур, поцелуй в парке — какое разнообразие, какая жадность к жизни!

В конце просмотра Фужерон показал нам работу, сделанную более десяти лет тому назад, в 1952 году, — «Приготовление сыра». Большой холст, внимательно прорисованный и тщательно, с любовью написанный. Эта работа, видимо, ценимая самим художником, воспроизводится на цветной вкладке журнала.

Просмотр окончен. В соседней комнате, где хозяйка угощает нас вином собственного приготовления, Фужерон и Мило знакомят нас с процессами, происходящими в современном изобразительном искусстве Франции.

Уходим мы, наполненные большими и сильными впечатлениями...

Каждый год Андре Фужерон отправляется на традиционный праздник газеты «Юманите» вместе с рабочими, их женами и детьми. Здесь сама жизнь подсказывает ему новые темы. И мастеру приходится постоянно искать новые средства для воплощения этих волнующих тем, сюжетов, образов. Но в этом и живет творчество! Отсутствие успокоенности, жадное желание сочетать актуальную тему с новаторским изобразительным решением и есть рост художника. Он убежден, что «искусство должно выйти из темных закоулков абстракционизма на широкий реалистический путь» и тогда родятся «произведения, достойные нашей эпохи». О себе мастер говорит: «Я никогда не страдал от ощущения своей бесполезности, во мне горит желание биться за социальную идею, за красоту, я люблю эту битву и служу ей». Андре Фужерон охотно пишет лиричные вещи — о семейных радостях, о цветении земли. Но картины мира никогда не заставляют этого художника забыть, что есть силы, помышляющие уничтожить мир, разжечь кровавый огонь войны. Всякий раз, когда эти черные, злобные силы поднимали голову, правдивое и яростное искусство Фужерона вступало с ними в бой, обличало их. Захватнические, колониальные войны — в Алжире, во Вьетнаме — предстают на полотнах художника-коммуниста во всей жестокой, бесчеловечной и злобной сущности.

Искусство Андре Фужерона всегда в первых рядах борцов за мир, прогресс, счастье человека.

«Сегодня... я хочу идти дальше, — говорит художник. — Я стремлюсь к новому стилю, который выражал бы надежды мужчин и женщин, живущих в одно время со мной. Я хочу создавать искусство своего времени».

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

 
© 2017 Пабло Пикассо.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
Яндекс.Метрика