(1881—1973)
Тот, кто не искал новые формы,
а находил их.
Новости
История жизни
Женщины Пикассо
Пикассо и Россия
Живопись и графика
Рисунки светом
Скульптура
Керамика
Стихотворения
Драматургия
Фильмы о Пикассо
Цитаты Пикассо
Мысли о Пикассо
Наследие Пикассо
Фотографии
Публикации
Статьи
Ссылки

На правах рекламы:

Подарки клиентам на новый год 2017.

качественные прокси

Пабло Пикассо. «Желание, пойманное за хвост»

Произведение написано в 1941 году. Прочитано в 1944 году у Мишеля Лейриса в присутствии Симоны де Бо-вуар, Зани де Кампан, Жермены Гюне, Валентины Гюго, Луизы Лейрис, Жана Обье, Альбера Камю, Мишеля Лейриса, Пабло Пикассо, Пьера Реверди, Жан-Поля Сартра, Рэймона Кено.

Постановка во Франции, на IV Фестивале Свободной Экспрессии, Сен-Тропе, в июле 1967 года, на открытой площадке «Папагайо».

Продюсер: Виктор Эрбер

Постановка: Жан-Жак Лебель и Алан Зион

Исполнители главных ролей, сыгранных поочередно: Бернадетт Лафон и Рита Ренуар Жак Сейлер и Лацло Шабо Ультра Фиолет

В ролях: Жак Бло, Катрин Моро, Тэйлор Мид, Дорте Оло.

Художница по костюмам: ЭММА-НЮЭЛЬ КАН

Декорации и освещение: ЖАН-ЖАК ЛЕБЕЛЬ и АЛАН ЗИОН

Организация: ЖАН ГРИМО

Звуковые эффекты: МИШЕЛЬ АССО Спецэффекты: МАК ДОНАЛЬД ПЭЙН

Администрация: ВИКТОР ЭРБЕР, АЛАН ЗИОН, АЛЕН КРОМБЕК

Париж вторник 14 января 1941 года

ПЕРСОНАЖИ

ТОЛСТОСТУП.
ЛУК.
ВАТРУШКА.
ЕЕ КУЗИНА.
КРУГЛОКОНЧ.
ДВА ПЕСИКА.
ТИШИНА.
ЖИРНАЯ ТРЕВОГА.
ПОСТНАЯ ТРЕВОГА.
ЗАНАВЕСКИ.

АКТ I

СЦЕНА 1

ТОЛСТОСТУП. Лук довольно шуток мы уже вдоволь насочельнились и готовы изречь нашей Кузине четыре наипервейшие истины. Следовало бы выяснить раз и навсегда причины и следствия нашего внебрачного брака нечего прятать заляпанные подошвы и морщины пред джентльменом к чему морщинить даже если он и придерживается условностей

КРУГЛОКОНЧ. Момент момент

ТОЛСТОСТУП. Бесполезно бесполезно

ВАТРУШКА. Ну хватит хватит успокойтесь и дайте же мне сказать

ТОЛСТОСТУП. Хорошо

КРУГЛОКОНЧ. Хорошо хорошо

ДВА ПЕСИКА. Гав-гав

ТОЛСТОСТУП. Я хотел сказать что если мы хотим договориться ну в общем по поводу стоимости мебели и аренды виллы следовало бы причем при ее абсолютно полном согласии немедленно снять с Тишины ее костюм и засунуть ее обнаженной в суп который заметим в скобках начинает остывать с безумной скоростью

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Я прошу слова

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Я тоже я тоже

ТИШИНА. Извольте замолчать

ЛУК. Выбор сей гостиницы в качестве места встречи и места общественного подходящих для огороженного поля в сих стенах еще не сделан и нам предстоит рассмотреть сначала под микроскопом миллиметр за миллиметром все волосины на подбородке у этой пока еще неясной темы

ТОЛСТОСТУП. Не прячьте так ловко сзади задницу этой истории которая нас весьма интересует и огорчает выбор свидетелей сделан и сделан как следует черт вас проеби и все вместе мы сумеем урезать по форме тень квартплаты причитающейся домовладельцу

ТИШИНА (снимая одежды). Какая чертовская жара

КУЗИНА — я только что подбросила угля и все равно не греет вот ведь незадача

ЛУК. Завтра надо бы камин прочистить дымит

КРУГЛОКОНЧ1. Было бы предпочтительнее в следующем году построить другой помоложе и тогда ни мышей ни тараканов

ВАТРУШКА. А вот мне больше нравится центральное отопление от него меньше грязи

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Ах какая скучища

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Замолчи мы же в гостях

КРУГЛОКОНЧ. Баю-баю знаете который час уже 2 ч. 1/4

СЦЕНА 2

смена освещения грозовой светь

ЗАНАВЕСКИ (шевелясь). Какая гроза какая ночь настоящая ну совершенно ночная ночь нежна по-ночному китайская ночь смрадная из китайского фарфора ночь громовая ночуя в моем неприличном чреве (смеясь и пукая)

музыка Сен-Санса Пляска смерти ноги дождь начинает стучать по полу и мигающие огоньки бегут по сцене

АКТ II

СЦЕНА 1

коридор в гостинице перед дверью каждого номера две ступни каждого приглашенного корчатся от боли

ДВЕ СТУПНИ ИЗ НОМЕРА 3. Мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы

ДВЕ СТУПНИ ИЗ НОМЕРА 5. Мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы

ДВЕ СТУПНИ ИЗ НОМЕРА 1. Мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы

ДВЕ СТУПНИ ИЗ НОМЕРА 4. Мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы

ДВЕ СТУПНИ из НОМЕРА 2. Мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы мои обмороженные пальцы

прозрачные двери освещаются и появляются танцующие тени пяти обезьян грызущих морковь
полный мрак

СЦЕНА 2

те же декорации
двое мужчин в капюшонах с прорезями для глаз выносят огромную ванну, наполненную мыльной пеной, ставят на сцену перед дверьми в коридор после скрипичного отрывка из Тоски из ванной высовываются головы Толстоступа Лука Ватрушки ее Кузины Круглоконча двух Песиков Тишины Жирного Ужаса Постного Ужаса Занавесок

ВАТРУШКА. Хорошо отмытые хорошо оттертые чистые мы отражения самих себя и готовы завтра и ежедневно возобновлять свою кутерьму

ТОЛСТОСТУП. Ватрушка я тебя вижу

ЛУК. Я тебя вижу

КРУГЛОКОНЧ. Я тебя вижу я тебя вижу проказница

ТОЛСТОСТУП (обращаясь к Ватрушке). У тебя крепко сбитая нога и хорошо закрученный пупок и превосходные сиськи умопомрачительная аркада бровей а рот твой цветочное гнездо бедра твои софа и откидное кресло твоего живота ложа на стадионе в Нимах во время бычьих скачек ягодицы твои блюдо с кассуле2 и руки твои суп из акульих плавников и твоя и твое ласточкино гнездо еще жар супа из ласточкиных гнезд мой зайчонок мой утенок мой волчонок я без ума я без ума я без ума я без ума

ЛУК — старая шлюха мелкая курва

КРУГЛОКОНЧ — где по вашему мнению вы находитесь дорогой друг у себя дома или в борделе?

ЕЕ КУЗИНА — если вы не перестанете я прекращаю мыться и ухожу

ВАТРУШКА. Где мое мыло мое мыло мое мыло

ТОЛСТОСТУП. Проказница

ЛУК. Да проказница

ВАТРУШКА. До чего же вкусное мыло ах как вкусно пахнет это мыло

КРУГЛОКОНЧ. Вот сейчас возьму и воткну тебе это мыло которое ах как вкусно пахнет

ТОЛСТОСТУП. Красотка хочешь я тебя потру

КРУГЛОКОНЧ. Вот стерва

два Песика выкрикивая свой лай (м.б. облаивая?) облизывают всех присутствующих покрытые мыльной пеной выпрыгивают из ванны и купальщики одетые как одевались в старину выпрыгивают из ванны одна Ватрушка вылезает совершенно голая но в чулках — они приносят корзины полные снеди бутылки с вином скатерти салфетки ножи вилки — они готовят пышный обед на траве — прибывают похоронные служащие запихивают в гробы всех присутствующих — забивают гвоздями и уносят

занавес

АКТ III

СЦЕНА 1

на заднем плане черный занавес кулисы и черный ковер

ТОЛСТОСТУП. Если так поразмыслить ничто не сравнится с бараньим рагу но мне больше нравится миротон3 или бургиньон4 правильно приготовленный в один из радостных заснеженных деньков с тщанием и ревностным усердием моей кухаркой рабыней испано-мавританской славянкой и альбуминуриновой служанкой и любовницей растекающейся по пахучему архитектурному древу кухни — смола и клей ее равнодушных высказываний — ни с чем не сравним ее взгляд и ее плоть царственно рубленная на невозмутимом подносе

Резкие скачки ее настроения прямо посреди трапезы ее горячее и холодное фаршированные ненавистью не что иное как шип желания обсыпанного сладостями

Холод ее ногтей обращенных против нее и пламенные языки ее ледяных губ на соломенной подстилке обновленного карцера — отнюдь не лишают характера рубец от раны — задранная сорочка ее красоты ее очарование причудливо причаленное приточенное к корсажу и сила приливов ее прелестей стряхивает золотую пудру ее взгляда на утолки и закоулки вонючей раковины — белье развешанное для сушки на окне ее взгляда отточенного на точильном камне ее спутанной шевелюры — и если эолова арфа ее грубых затасканных и непристойных слов и ее смех раздражают блестящую протяженность портрета то этой лавиной почестей она обязана именно своим искаженным пропорциям и растроганным предложениям

Копье цветочного букета который она срывает в воздухе на лету кричит в ее руках царственное поклонение жертвы — кристаллизованное в мысли — аллюр галопом любви — паутина рожденная утром в свежем яйце ее ню — перепрыгивает через препятствие и тяжело дыша падает на кровать — на своем теле я несу эти следы — они живые они кричат и поют и мешают мне сесть в поезд на 8 ч. 45 мин. — розы ее пальцев пахнут скипидаром —когда я слушаю в тишине на ушко и вижу как ее глаза закрываются и распространяют ласковый аромат я зажигаю свечи греха от спички ее призывов —на электрическую кухарку можно свалить все5

СЦЕНА 2

стучат

КРУГЛОКОНЧ. Есть кто-нибудь?

ТОЛСТОСТУП. Войдите

КРУГЛОКОНЧ. Как у тебя приятно Толстоступ6 и как вкусно пахнет жареной кабаниной — спокойной ночи ухожу просто проходя по мосту воздыханий увидел в твоем окне свет и спустился чтобы принести тебе билетик государственной лотереи на сегодняшний розыгрыш

ТОЛСТОСТУП. Спасибо вот деньги вот и пришла ко мне удача с утра пораньше в час печенья и столь свежих фиг и изюма то фиговых, то изумительных — еще один день прошел вот она черная слава

КРУГЛОКОНЧ. Какой холод

ТОЛСТОСТУП. Не желаешь выпить стакан водички это согреет тебе внутренности — меня беспокоит и огорчает вся эта история с арендой дома и если владелец толстяк Жюль согласен с ценой и коммунальными расходами то соседка напротив ну и карга меня беспокоит — ее жирный кот только и делает что крутится вокруг клетки с моими мышами и я предвижу момент когда островные рыбки которых я кормлю живой мышатиной будут разодраны на мелкие кусочки и сожраны этой глупой тварью — мои лягушки для игры в бочку7 чувствуют себя хорошо а вот мое самодельное алоэвое вино подкисает и боюсь к концу зимы нас ожидают суровые голода

КРУГЛОКОНЧ. — проще всего насадить на острие прочного крючка мертвую мышь распустить леску закрепленную на кончике удочки и лежа ждать когда жирный кот клюнет —далее убить содрать шкуру осыпать перьями научить петь и чинить часы — после этого сможешь его обжарить и отварить в бульоне на травах

ТОЛСТОСТУП. Смеется тот кто смеется последним — мертвый кот зато любимая пришла меня поздравить с новым годом и дом засверкает как фонарь и праздник оборвет все струны у скрипок и гитар

КРУГЛОКОНЧ. Безумие безумие безумие люди безумны — шлейф вуали что висит на ресницах решетчатых ставней стирает розовые облака на льду цвета яблочного неба которое уже просыпается за твоим окном — я иду в ближайшее бистро чтобы урвать своими когтями толику шоколадности которая все еще бродит в кофейной черноте — весьма пригожий денек сегодняшним утром и до завтрашнего вечера пока

он выходит

СЦЕНА 3

Толстоступ ложится на пол посреди сцены и начинает храпеть — с двух сторон на сцену выходят УЖАСЫ КУЗИНА и ВАТРУШКА

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА (глядя на Толстоступа). Он красив как звезда это сон на жемчуге что расписан цветной акварелью — волосы его искусно сложены подобно сложным арабескам в залах дворца Аламбра а в цвете лица его серебряный8 звук колокола что вызванивает вечернее танго для моих ушей исполненных любви — все тело его исполнено светом тысячи зажженных электрических лампочек —брюки его раздуты всеми ароматами Аравии руки его прозрачные зеркала9 в персиках и фисташках — устрицы глаз его хранят висячие сады открытый рот со словами взоров его и окутывающий цвет айоли10 струит ему на грудь столь мягкий свет что доносящееся пение птиц прилипает к нему как осьминог к мачте бригантины которая по волнам моей крови наплывает на его образ

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Я бы не прочь трахнуть его разочек но так чтобы он не заметил

ВАТРУШКА (со слезами на глазах). Я его люблю

КУЗИНА. Когда-то в Шатору знавала я одного господина архитектора в очках который хотел меня содержать — весьма приличный и весьма богатый господин он всегда противился тому чтобы я платила за свой ужин сама а под вечер между 7 и 8 ч. выпивал аперитив в большом кафе что на углу центральной улицы это он научил меня правильно разрезать камбалу-ерша потом он навсегда уехал в свой старый исторический замок ну а мне кажется что этот лежа на полу и во сне очень даже на него похож

ВАТРУШКА (плача и бросаясь на него). Я его люблю я его люблю

Ватрушка Кузина и две Тревоги вынимают каждая из своего кармана большие ножницы принимаются отрезать его локоны пока голова не открывается проплешинами и не становится похожей на головку голландского сыра под названием «череп» меж решетчатых ставней окна солнечная плеть начинает сечь четырех женщин сидящих вокруг Толстоступа

ВАТРУШКА. Ай ай ай ай ай ай ай кузина. Ай ай ай ай постная тревога. Ай ай ай ай ай жирная тревога.Аааааааааа

это продолжается добрые четверть часа

ТОЛСТОСТУП (во сне). Мозговая кость ломает лед

КУЗИНА. Ой он красивый какой ай ай ай какой ай ой он ай ай какой ай ай ай ай ой-ей-ей

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. А а а ой а а ой-ей-ей

ВАТРУШКА. Ай ай я его люблю ай ай люблю ой-ей-ей ай ай ай его люблю ай ай ой-ей-ей ой-ей-ей

они истекают кровью и падают без сознания

занавески (открывая складки перед этой душераздирающей сценой обездвиживают свою досаду за растянутостью развернутой ткани)

Занавес

АКТ IV

топая

ВАТРУШКА. Я выиграю я выиграю я выиграю

КУЗИНА. И я тоже и я тоже и я тоже

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Первой буду я первой буду я

ТОЛСТОСТУП. Крупный выигрыш достанется мне

КРУГЛОКОНЧ. Получу его я

ЛУК. Я всегда должен быть первым и я им буду

ТИШИНА. Вот увидите вот увидите

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Одним местом чувствую

крутится барабан с лотерейными шарами

КУЗИНА. 7 удача у меня главный выигрыш

КРУГЛОКОНЧ. 24 плюс 00.1042 а еще у меня главный выигрыш получается 249 тысяч 0089

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. 9 это ведь на мой номер выпал главный выигрыш

ВАТРУШКА. 60 плюс 200 и тысяча и 007 у меня тоже главный выигрыш мне всегда везло

ТОЛСТОСТУП. 4449 черт возьми вот я и миллиардер со своим главным выигрышем

ТИШИНА. 1800 прощай нищета молоко яйца и молочница вот я и победительница главного выигрыша

КРУГЛОКОНЧ. 4254 вот я и главновыигрышный с чем себя и поздравляю

КУЗИНА. 0009 главновыигрышная я главновыигрышная я главновыигрышная я

ЛУК. 3924 главный выигрыш у меня и это справедливо

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. 11 главный выигрыш и выиграла его именно я

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. 17215 а все главные выигрыши то у меня

ЗАНАСВЕСКИ (дергаясь как безумные). 1-2-3-4 — мы выиграли главные выигрыши мы выиграли главные выигрыши мы выиграли главные выигрыши мы выиграли главные выигрыши

в течение нескольких минут глубокой тишины в суфлерской ложе на большом огне в большой сковородке мы увидим мы услышим мы почувствуем как на кипящем масле жарится картофель все более густой дым будет заполнять зал до полного удушения

Занавес

АКТ V

ТОЛСТОСТУП (пишет полулежа на раскладушке). Опасения резких скачков настроения от любви и козлиных скачков от бешенства — под крышкой лазурь что струится из водорослей покрывающих накрахмаленное платье богатых ошметков плоти разбуженной присутствием гнойных луж женщины внезапно явившейся растянувшейся на моей постели — полоскание расплавленного металла ее волос кричащих от боли всю радость когда ею обладают — азартная игра кристаллов вдавленных в расплавленное масло ее двусмысленных жестов — буква которая следует шаг в шаг за словом вписанным в лунный календарь ее складок зацепившихся за колючие кусты — раскалывает яйцо наполненное ненавистью и огненные языки ее воли снабженные рукояткой при бледноте лилии в той самой точке где изнемогает выведенный из себя лимон — двойная игра костей покрашенных в красный цвет каймы ее манто гуммиарабик вытекающий из ее спокойного вида нарушает гармонию оглушительного шума тишины пойманной в западню

Отражение ее гримас нарисованных на зеркале открытом всем ветрам ароматизирует длительность ее крови на холоде полета голубей который ее принимает — чернота чернил что обрамляет лучи солнечной слюны которые бьют по наковальне линий рисунка добытого ценой золота — развивает в игольное острие желания заключить ее в объятья — ее полученная сила и ее незаконные средства достижения — мне предоставляется счастливая возможность держать ее в своих объятьях мертвую распустившуюся и безумную — любовное письмо если угодно ранее написанное и ранее разорванное — завтра или сегодня вечером или вчера я отошлю его для почтового отправления воспользовавшись услужливостью преданных друзей — сигарета I сигарета II сигарета III один два три один плюс два плюс три равняется шесть сигарет одна выкурена другая спалена и третья поджарена на огне на решетке — руки на шее провисая веревкой спущенной бегло с дерева которое улетает вволю стегают ее чистое так скверно сложенное тело Венеры — ступни вместе свет опускает груз этих лет в колодец заполненный тенью — кишки что Пегас влачит после скачек рисуют его портрет на белизне и твердости мрамора блестящего от боли

Стук снятых решетчатых ставней бьющих в свои пьяные колокола на мятых простынях камни вырывают из ночи отчаянные крики счастья — цветочные удары молотком и такая красивая вонь ее кос приправляют рагу лаврами — и пряной гвоздикой — руки парящие руки отдернутые от кружевных рукавов корсажа разложенного столь тщательно сложенного на бархате кресла — прижатые так сильно к щекам топора воткнутого в колоду меланхолично переписывают красивым круглым почерком выученный урок — твердый камень анемон пожирая негашеную известь занавеса заснувшего на стремянке приставленной к сере неба натянутого на раму окна — самые веские причины близкая неотвратимость опасности страх и желание побуждающие ее сейчас уже не мешают суровой радости расположиться с комфортом основательно на софе зеленой цвета надежды

ВАТРУШКА (вбегая). Добрый день добрый вечер я принесла вам оргию я совершенно голая и умираю от жажды приготовьте мне живенько чашку чая и гренки с медом — я голодна как волк и мне так жарко — позвольте мне не церемониться — дайте мне меховую накидку — с ворсом кишащим молью — чтобы накрыться — а сначала поцелуйте меня в губы и сюда и сюда сюда здесь и там и везде — уж наверное я вас люблю раз прибежала по-соседски в шлепанцах и голышом поздороваться с вами и напомнить что вы меня любите и хотите к себе прижать меня всю целиком маленькую любовницу каковой я вам и прихожусь и полновластной хозяйкой своих мыслей о вас столь нежном поклоннике моих прелестей каким вы кажетесь — не смущайтесь поцелуйте меня сочно еще разочек — и еще тысячу других разочков — идите же за моим чаем — а я тем временем срежу эту идиотскую мозоль на мизинце

Толстоступ заключает ее в объятья и они валятся на пол

ВАТРУШКА (поднимаясь после падения). Что за изысканные манеры принимать и брать — я вся в снегу и дрожу — принесите мне кирпич (она садится на корточки перед суфлерской будкой лицом к залу и начинает писать и писает гонореисто в течение добрых десяти минут) — ух полегчало

(она пукает — она пукает) (снова поправляет прическу) (садится на пол и начинает методично калечить себе пальцы на ногах)

ТОЛСТОСТУП (входит держа под мышкой толстую расчетную книгу). Вот ваш полдник — воды в кране нет — чая нет — сахара нет — ни чашек ни блюдец нет — ложки нет — стакана нет — хлеба нет джема нет — но у меня вот здесь под рукой прекрасный сюрприз — мой роман и от этой колбасины я вам сейчас отрежу несколько увесистых кусков — которыми если позволите и внимательно выслушаете я забью вам голову в течение нескольких долгих лет мрачной ночи которые нам предстоит весело провести сегодня с утра и до полудня — вот страница 380000 которая мне представляется не на шутку интересной (он читает) «едкий запах распространившийся вокруг конкретного факта рассказа установленного априори — не обязывает ни к какой сдержанности персонажа предназначенного для этой работы — перед его женой и в присутствии нотариуса мы единственный ответственный полномочный и известный как почетно известный автор я обязуюсь нести свою полную ответственность лишь в тех конкретных случаях когда чрезмерные беспокойства окажутся навязчивыми и смертельными для частичной жизни подданного усаженного за стол плести с полной отдачей свинцовую нить сложной машины для установки во что бы то ни стало согласно точным данным случая уже проверенного на опыте другими обратно освещению привнесенному точками зрения на которые нажимать весом внутренних уточнений —

«зала для вооруженного бала была заполнена сахаром и рассолом всем самым красивым и лучшим что есть в дорогом избранном обществе — сидя перед свершившимся фактом забитым золотисто-коричневыми перьями детей выше крыши как запоздалые и подозрительные слезы»

«на полковой колокольне часы демонстрировали самое глубокое безразличие к углам солнечного циферблата удерживаемого в тисках рук —

тисканье ворон распускающих кружевной хвост грудь колесом машинки для пришивания и отшивания пуговиц — столь хило оживляют полумертвый пейзаж что травой зарастает их полет а тени переносимые их крылами не клеятся к церковной стене и скользят по мостовой площади где и разбиваются пристойно материализуя приключение которому суждено занять этот временный отсек»

ЛУК И КУЗИНА (входя), о-ля-ля а мы принесли вам креветок о-ля-ля о-ля-ля а мы принесли вам креветок

ТОЛСТОСТУП. Какая прелесть — мы здесь как раз собирались разочек перепихнуться и тут вы вваливаетесь и отвлекаете нас своими вшивыми креветками — ну посудите сами Лук и ты Кузина на хера нам ваши креветки

КУЗИНА. Розовые креветки — настоящий букет а вы называете это «вшивыми креветками» мы к вам по-хорошему мы о вас печемся а вы еще на нас орете как это скверно

ЛУК. В следующий раз буду знать как тебе дарить креветок

ТОЛСТОСТУП. нет но просто иногда

КУЗИНА. А ты Ватрушка учти вот сейчас пойду и все расскажу твоей матери — милое дело как вам это нравится — совершенно голая перед мужчиной писателем поэтом может быть совершенно голая в чулках это очень литературно и очень сально но это совсем не делает из тебя ни Венеру ни музу ни уважающую себя девушку с приличными манерами — и что скажет твоя мать когда обязательно узнает прямо сегодня же вечером во время стирки о твоем постыдном развратном поведении публичной девки которую похотливые желания влекут под забор художественной мастерской Толстоступа

ВАТРУШКА. Кузина ты неприлично зацикливаешься — а кстати у тебя есть ватка или одолжи мне свой платок я приведу себя в порядок и уйду — я ухожу — возвращаюсь домой — действительно этот человек свинья извращенец сноб и еврей

она уходит в ванную комнату

ТОЛСТОСТУП. А теперь после того как Ватрушка ушла выслушайте меня эта девица безумна она пытается нас впутать в свои жеманные высокосветские интриги — я разумеется влюблен она мне нравится но чтобы сделать ее своей женой своей музой своей Венерой до этого мне еще ух как далеко и не близко — если ее красота меня возбуждает а ее вонь меня просто сводит с ума то ее привычка держаться за столом и одеваться и столь манерные манеры мне противны — а теперь выскажите мне откровенно ваши соображения я вас слушаю — что об этом думаешь ты Кузина

КУЗИНА. Твою подружку я знаю очень хорошо — мы несколько лет просидели бок о бок в одной школе и могу тебя заверить ее поведение на уроках считалось для всех нас примерным была ли она осыпана прыщами разумеется я-то знаю не по ее вине а из-за нехватки различных жиров и попустительства ибо девица отдала себя на растерзание низким инстинктам — весьма грязная телом нечесаная испускающая тысячи неприятных запахов и сонливая — в своем коротком черном переднике больших башмаках и вязаной накидке все мужчины старые рабочие и молодые и господа в их взглядах мы сразу же замечали огоньки и зажженные свечки перед ее губительным образом который они горящим уносили в руках утаенных в ширинках чистый бриллиант источника Юности

ЛУК. В этой девчонке мне чудился привкус ангелики

КУЗИНА. Сейчас уже так не скажешь Ватрушка взрослая и красивая девка

ТОЛСТОСТУП. Ее тело летняя ночь забитая светом ароматом жасмина и звездами

ЛУК. Толстоступ она тебе нравится — Толстоступ дело твое — раз она тебе нравится то все хорошо и тебе в руку счастье и невзгоды — мужайся я вас благословляю большой и продолжительной удачи — пойдем Кузина мы уходим ну Толстоступ какие уж тут обиды — не забудь в креветки положить большой кусок шкурки от сала петрушку и влить большой стакан ослиного молока

КУЗИНА. ...свидания Толстоступ

они выходят

ТОЛСТОСТУП. Жалкое мудачье (он ложится на кровать и снова принимается писать) вялая синева смычка которая своей кружевной завесой покрывает розы обнаженного тела амаранта овсяного поля впитывает каплю за каплей заряд бубенчиков с плеч желтого лимона бьющего крылами — у Авиньонских девушек уже тридцать три долгих года ренты

ВАТРУШКА (выходит из ванной комнаты одетая и в шляпке последней модели). как они уже ушли — даже ни слова на прощанье — по-английски — знаешь что я тебе скажу — все эти люди вызывают у меня отвращение — я же я люблю только тебя — но нужно вести себя благоразумно моя толстая совокупность раз уж я действительно девственна сейчас же пойду на центральный рынок и вывешу светящиеся афиши своих грудей для всех желающих и сниму любовные сливки

она его целует и уходит

ТОЛСТОСТУП (растягиваясь на своей кровати и шаря под ней рукой в поисках неуловимого ночного горшка). В своем дырявом кармане я ношу зонтик из леденцового сахара раскрытых углов черного света солнца Занавес

АКТ VI

сцена происходит в канализационном туннеле спальня кухня и ванная комната на вилле Тревог

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. От моих нездоровых страстей огнем горит рана отмороженных мест влюбленных в призму прочно установленную на золотисто-коричневых углах радуги и выпаривает ее на конфетти — я всего лишь замороженная душа прилипшая к стеклам огня — своим портретом я бью себя по лбу и кричу товар своей боли в окна закрытые для любого милосердия — моя рубаха истрепанная до лохмотьев твердыми веерами моих слез поглощает азотную кислоту ударов водоросли моих рук влача платье моих ног и мои крики от двери к двери — пакетик пралине который я вчера купила Толстоступу за 0 франков 40 сантимов жжет мне руки — гнойная фистула в моем сердце любовь играет в шары меж перьями крыльев — старая швейная машинка гоняя по кругу лошадей и львов облысевшей карусели моих желаний крошит мою сосисочную плоть и передает ее живой в ледяные руки мертворожденных звезд выстукивающих по стеклу моего окна волчий голод и океаническую жажду —огромная куча поленьев покорно ожидает своей участи — приготовим суп (читает из поваренной книги) осьмушка испанской дыни — пальмовое масло — лимон — бобы — соль — уксус —мякинный хлеб — поставить вариться на медленном огне — время от времени осторожно вынимать душу в муках очищения — остудить — воспроизвести тысячу экземпляров на императорской японской бумаге и вовремя заморозить перед тем как подать осьминогам (выкрикивая из кровати через люк) сестра — сестра — подойди сюда —помоги мне накрыть на стол и сложить грязное белье испачканное кровью и экскрементами — поторопись сестра суп уже остыл и раскалывается в глубине зеркала ледяного шкафа — с полудня и до сих пор я наплела из этого супа тысячу историй которые он тебе расскажет тайком на ушко если ты оставишь на потом архитектуру фиалок букета скелета

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА (вылезая взлохмаченная и черная от грязи из постели заваленной жареной картошкой держа в руке старую сковородку). Я пришла издалека я ослеплена долгим терпением с которым мне пришлось отслеживать из-за катафалка прыжки столь щепетильного в расчетах толстяка красильщика пытавшегося возлечь к моим ногам

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Солнце

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Любовь

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Какая ты красивая

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Когда я сегодня утром вышла из люка нашего дома сразу же в двух шагах от решетки я скинула большие подкованные башмаки своих крыльев и прыгая по заледеневшей луже своих печалей я позволила волнам отнести меня далеко от берега — навзничь растянулась на мусорной поверхности этой воды и долго держала рот широко открытым чтобы поймать свои слезы — мои закрытые глаза принимали венец этого долгого цветочного дождя

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Ужин подан

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Да здравствует радость любовь и весна

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Давай режь индюшку и положи себе побольше фарша — большой букет мучений и ужасов уже машет нам на прощание — а раковины мидий щелкают зубами мертвея от страха под ледяными ушами тоски (она берет кусок хлеба и макает его в соус) в этом вареве не хватает соли и перца — у моей тети был вьюрок который мог с вечера до утра петь старые застольные песни

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Я возьму еще осетрины эротический терпкий вкус этих блюд держит в напряжении мои вкусы развращенные сырыми и острыми яствами

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Кружевное платье которое было на мне по случаю холостого бала устроенного в зловещий день моего праздника я только что нашла полностью изъеденным молью и все в пятнах на шкафу в туалете скукожившимся от боли воспаленным под пылью часового тик-така это наверняка наша домработница закинула его туда чтобы уйти на встречу со своим кавалером

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Смотри — дверь надвигается бегом там кто-то вошел — почтальон — нет это Ватрушка (обращаясь к Ватрушке) заходи — пополдничай с нами — ну что рада — расскажи что новенького у Толстоступа — Лук прибежал сегодня утром весь бледный и растрепанный промокший в моче и раненный — в лоб пронзенный пикой — он плакал — мы его перевязали и утешили как смогли — но он был разодран на куски — отовсюду шла кровь он вопил как безумный какие-то бессвязные слова

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Знаешь этой ночью у кошки родились котята

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Мы утопили их в твердом камне точнее в красивом аметисте — сегодня утром была хорошая погода — немного холодно но все же тепло

ВАТРУШКА. Знаете я встретила любовь у нее разодранные коленки и она просит милостыню от двери к двери у нее нет ни гроша она ищет место контролера в пригородном автобусе — как печально — поди помоги — она разворачивается и вас кусает — Толстоступ захотел меня объегорить и сам попался — видите я слишком долго оставалась на солнце — вся покрылась волдырями — любовь — любовь — вот монета в сто су поменяйте мне ее на доллары и оставьте себе мелочь хлебные крошки-до свидания прощайте навсегда — с праздником друзья — добрый вечер —добрый день — счастливого нового года — и прощайте

она задирает юбку показывает зад со смехом выпрыгивает из окна разбивая все стекла

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Красивая девица — умная — но странная — все это не к добру

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Позовем всех этих людей (она берет трубу и трубит сбор) (прибегают все персонажи пьесы) ты Лук выйди вперед — тебе полагается шесть стульев из гостиной — вот они...

ЛУК. Спасибо мадам

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Толстоступ11 если ты сумеешь ответить на мои вопросы я дам тебе висячую лампу из столовой —скажи мне сколько будет четыре плюс четыре

ТОЛСТОСТУП12. Слишком много и почти нисколько

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Очень хорошо

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Очень хорошо

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА (откупоривает флакон и сует ему под нос). Круглоконч чем пахнет

Круглоконч смеется

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Очень хорошо — ты понял — вот коробка с перьями для письма — это тебе и будь удачлив

ЖИРНАЯ ТРЕВОГА. Ватрушка — отчитайся

ВАТРУШКА. Здесь у меня в свиноматочных сосцах 600 литров молока — ветчина — жир — колбаса — потроха —требуха — и волосы в сосисках у меня лиловые десны — сахар в моче и яичный белок в руках скованных подагрой — костлявые каверны — желчь —шанкры — фистулы — скрофулы — и губы скошенные от меда и алтея — я пристойно одета — чиста — элегантно ношу выданные мне дурацкие наряды — я мать и превосходная публичная девка — я умею танцевать румбу

ПОСТНАЯ ТРЕВОГА. Ты получишь бидон нефти и удочку — но до этого ты должна с нами потанцевать — начинай с Толстоступом

играет музыка и все танцуют ежесекундно меняя кавалеров и дам

ТОЛСТОСТУП. Обваляем использованные простыни в ангельской рисовой пудре — и перевернем матрацы в колючках — зажжем все фонари — изо всех наших сил бросим голубей навстречу пулям — и запрем на два оборота двери домов разрушенных бомбами

все персонажи замирают с одной и другой стороны сцены — из глубины зала через внезапно распахнутое окно на сцену вкатывается золотой шар величиной с человека он освещает все помещение и ослепляет персонажей которые вынимают из карманов платки и завязывают себе глаза и вытягивая вперед правую руку показывают друг на друга пальцем и кричат все вместе несколько раз

Ты Ты Ты

на большом золотом шаре появляются буквы составляющие слово «никто»

Занавес

конец пьесы

Париж пятница 17 января 1941 года

Примечания

1. Лук в рукописи.

2. Кассуле — рагу по-лангедокски из гусиного или утиного филе, свинины или баранины с белой фасолью. (Прим. пер.)

3. Миротон — говядина, приправленная луком, салом и уксусом.

4. Бургиньон — говядина по-бургундски, приправленная луком, перцем и красным вином.

5. Фр. сущ. cuisinière имеет и другое значение: «плита».

6. Круглоконч в рукописи.

7. Jeu de tonneau — игра в бочку имеет тот же принцип, что и бильярд: игроки закидывают металлические шарики или битки в отверстия, проделанные в крышке ящика.

8. Также «аргентинский».

9. Также «мороженое».

10. Aioli или Ailloli — подливка из тертого чеснока с оливковым маслом; блюдо из трески и вареных овощей с этой подливкой.

11. Толстоконч в рукописи.

12. ibid

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

 
© 2017 Пабло Пикассо.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
Яндекс.Метрика