(1881—1973)
Тот, кто не искал новые формы,
а находил их.
Новости
История жизни
Женщины Пикассо
Пикассо и Россия
Живопись и графика
Рисунки светом
Скульптура
Керамика
Стихотворения
Драматургия
Фильмы о Пикассо
Цитаты Пикассо
Мысли о Пикассо
Наследие Пикассо
Фотографии
Публикации
Статьи
Ссылки

Перемирие

По окончании войны Париж сразу же восстановил свои былые позиции, вновь став центром притяжения для художников, поэтов и философов со всех концов света. Этим он в значительной степени был обязан растущему престижу модернистского направления в искусстве и все более широко распространяющемуся влиянию кубизма, снова привлекшего в Париж более молодое поколение, теперь разочарованное и сердитое из-за того безумия, до которого была низведена жизнь на протяжении четырех прошедших лет. Они обвиняли общество в слепоте и яростно выступали против благочестивых надежд на возврат к традициям и довоенным ценностям, причем как в искусстве, так и в жизни. Война, утверждали они, остается, в конце концов, всего лишь войной, а результат подобных настроений был таков, что победа становилась для тех, кто тянул общество назад, оправданием их самодовольства.

В качестве реакции на эти тенденции уже во время войны в Швейцарии, Германии, Англии и США стали возникать маленькие группы противников прошлого. Хотя и были чисто технические трудности взаимных контактов, у этих апологетов нового обнаружилась замечательная близость идей. В Швейцарии, защищенной нейтралитетом, возникла группа во главе с Тристаном Тцарой и Жаном Арпом. Имело место большое сходство между их презрением к правилам, которые предположительно должны управлять искусством, и теми идеями, что дали о себе знать за океаном, в Нью-Йорке, где они проявлялись в творчестве Марселя Дюшана, Пикабии и Ман Рэя, а позже — и в более политизированном подходе Рихарда Хюльзенбека из Берлина.

Первым признаком зарождения нового движения в Европе стало открытие в Цюрихе кабаре Вольтера, состоявшееся в мае 1916 года. Его основатель Хуго Балль был пацифистом и поэтом, фанатично преданным тому направлению в искусстве, где в качестве главных источников вдохновения выделялись имена Пикассо и Аполлинера. Он открыл свое заведение как место, где можно было бы показывать работы современных художников и проводить дискуссии. Каталог первой проведенной там выставки содержал стихи и другие произведения Аполлинера, Арпа, Сендрара, Кандинского, Маринетти, Модильяни и Тцары. В рамках этой экспозиции были также выставлены четыре гравюры и один рисунок Пикассо. Вслед за указанной выставкой в июле 1917 года был выпущен первый номер литературно-художественного журнала, который позаимствовал название у нового движения, — Dada, то есть «Дадаизм». В своем желании одержать полную победу над лицемерием прошлого дадаизм стремился уничтожить все, в том числе даже то, что еще совсем недавно рассматривалось как нечто замечательное1. Для дадаистов, по словам одного из их адептов, даже «кубизм, столь изумительный в некоторых своих аспектах... стал явно дрейфовать к одиозному эстетизму»2. Новое, более сильное нападение должно было собрать силы в Париже, как только путь туда стал открытым.

Громогласный и гневный протест дадаистов не оказал, однако, никакого немедленного воздействия на Пикассо. Тот факт, что они собирались подвергнуть нападкам его менее талантливых последователей, которые пытались создать «школу» на базе своего поверхностного понимания его изобретений, отнюдь не беспокоил художника, равно как ничуть не больше волновали Пикассо тенденции к сползанию в абстракционизм, наблюдавшиеся у таких художников, как Арп или Кандинский, не говоря уже о более радикальных, но и более отдаленных теориях российских конструктивистов. Он уже ранее собственноручно посеял семена многих противоречивых тенденций, неизбежно призванных конфликтовать. Два столь противоположных стиля, как опора на чистые линии и цвет у Мондриана, с одной стороны, и поэтическая образность Макса Эрнста — с другой, оба весьма многим обязаны как раз творчеству Пикассо. А пока с присущим ему безграничным и вечным любопытством он наблюдал за новыми течениями в искусстве и продолжал идти своим собственным курсом.

Примечания

1. Дадаизм (от франц. dada: детский лепет) — авангардистское литературно-художественное течение, активное в 1916-1922 гг. Сложилось в Швейцарии. Наиболее известные представители — А. Бретон, Т. Тцара, Р. Хюльзенбек, М. Янко, М. Дюшан, Ф. Пикабия, М. Эрнст, Ж. Арп (многие из них так или иначе упоминаются в данной книге). Выразился дадаизм в отдельных скандальных выходках — заборных каракулях, псевдокартинах, комбинациях случайных предметов или в том, что сегодня назвали бы перформансами или хеппенингами. В 1920-е годы во Франции дадаизм слился с сюрреализмом, а в Германии — с экспрессионизмом. — Прим. перев.

2. Как писал чуть позже Андре Бретон, «кубизм являлся школой живописи. Футуризм — это политическое движение. Дадаизм же представляет собой умонастроение... Дадаизм не посвящает себя ничему — ни любви, ни работе... Дадаизм, признавая только инстинкт, априори осуждает любые объяснения. Согласно дадаизму, мы не должны осуществлять никакого контроля над собой. Нам следует прекратить думать об этих догмах: о морали, этике и вкусе». — Прим. перев.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

 
© 2019 Пабло Пикассо.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.
Яндекс.Метрика